Главная  Контакты  
Table of contents
ПРЕДИСЛОВИЕ
Глава 1. НАУЧНА ЛИ МЕДИЦИНА?
Глава 1.2. НАУЧНА ЛИ МЕДИЦИНА?
Глава 1.3. НАУЧНА ЛИ МЕДИЦИНА?
Глава 1.4. НАУЧНА ЛИ МЕДИЦИНА?
Глава 2. КАКАЯ МЕДИЦИНА ЛУЧШЕ?
Глава 2.2. КАКАЯ МЕДИЦИНА ЛУЧШЕ?
Глава 2.3. КАКАЯ МЕДИЦИНА ЛУЧШЕ?
Глава 2.4. КАКАЯ МЕДИЦИНА ЛУЧШЕ?
Глава 2.5. КАКАЯ МЕДИЦИНА ЛУЧШЕ?
Глава 2.6. КАКАЯ МЕДИЦИНА ЛУЧШЕ?
Глава 3. ВРАЧИ И "ПРИМКНУВШИЕ К НИМ"
Глава 3.2. ВРАЧИ И "ПРИМКНУВШИЕ К НИМ"
Глава 3.3. ВРАЧИ И "ПРИМКНУВШИЕ К НИМ"
Глава 3.4. ВРАЧИ И "ПРИМКНУВШИЕ К НИМ"
Глава 3.5. ВРАЧИ И "ПРИМКНУВШИЕ К НИМ"
Глава 3.6. ВРАЧИ И "ПРИМКНУВШИЕ К НИМ"
Глава 3.7. ВРАЧИ И "ПРИМКНУВШИЕ К НИМ"
Глава 3.8. ВРАЧИ И "ПРИМКНУВШИЕ К НИМ"
Глава 3.9. ВРАЧИ И "ПРИМКНУВШИЕ К НИМ"
Глава 3.10. ВРАЧИ И "ПРИМКНУВШИЕ К НИМ"

Между тем, во всем мире (и в дореволюционной России тоже) положение было иным. Врачебное образование было университетским, а труд врача оплачивался даже выше, чем работа многих других специалистов равного уровня. Постепенно и в СССР по-ложение тоже стало меняться. Упомянутая ранее "власть" стала постепенно осознаваться некоторыми врачами, и многие из них научились ею пользоваться самым различным обра-зом. Как-то меня уговорили вопреки моему желанию - показаться гомеопату, о котором из уста в уста передавалась добрая слава успешного целителя. Поскольку такого рода дея-тельность считалась противозаконной, этот врач соблюдал особые, тщательно продуман-ные меры конспирации: свои приемы проводил поочередно в квартирах разных своих пациентов, адрес очередного приема сообщался в последний момент, а рецепты на реко-мендуемые им гомеопатические лекарства пациент писал сам на клочке бумаги (ре-цептурных бланков тогда в СССР не было), своей рукой - под диктовку врача. Стоило это каждому пациенту пять рублей. Деньги небольшие, но врач, уделяя каждому из них (па-циентов) не более 5 - 10 минут, успевал принять двадцать и более человек, т.е. за один день он получал не меньше официального месячного заработка рядового врача (около 100 рублей). Постепенно в СССР образовались НИИ, клиники и больницы, о которых все, ко-му это было необходимо, знали, что поступление и лечение в них требует солидной опла-ты, хотя официально все это считалось бесплатным. Отличались в этом отношении, на мой взгляд, онкологические, нейрохирургические и ряд других учреждений. В ленин-градской клинике, в которой я работал, как-то стали постоянными пациенты из Грузии.Мало того, они были на каком-то особом положении: рядовые диагностические процеду-ры им часто выполнял сам руководитель этой клиники, обычно этим не занимавшийся. В отличие от всех остальных, родственники этих пациентов могли посещать их в любое время, в любом числе, и широко пользовались этим. Было это вполне "прозрачно", о при-чинах такой избирательности догадаться было нетрудно, но все делали вид, что ничего необычного не происходит. Этот "канал" стал, видимо, широко известен в Грузии, и од-нажды женщина, узнав необходимые координаты, по собственной инициативе и без пред-варительной договоренности приехала в Ленинград. Там позвонила профессору по теле-фону, и в назначенное время, в сопровождении своего родственника-ленинградца пришла к этому нейрохирургу домой на прием. Все шло очень хорошо и мило до момента,когда эта пациентка, оказавшаяся малоимущей, предложила ему недостойную - по его представ-лениям и по предшествовавшему опыту ставшей привычной - плату: "всего лишь" нес-колько сот рублей. От подчеркнутой вежливости и интеллигентности профессора следа не осталось, он стал кричать: "Вы что, к сапожнику пришли?!" Родственник-ленинградец возмутился таким откровенным вымогательством и в официальном порядке обжаловал эти действия. Начались проверки, не только подтвердившие факт практиковавшегося на протяжении многих лет взяточничества, но и механизм работы этого "конвейера". Колле-ги нашего "героя" в Тбилиси говорили пациентам, что лучше и успешнее всего диагнос-тика и операции, которые им требуются, выполняются в клинике, руководимой этим профессором, и предлагали (не безвозмездно, надо полагать) свои услуги по обеспечению не только госпитализации, но и особого отношения и внимания к ним. Оговаривалась также "достойная" сумма вознаграждения за это, исчисляемая, судя по реакции на приз-нанную им "недостойной", не в трехзначных числах. Начальство вынуждено было реаги-ровать на "сигнал". Начались вызовы "на ковер", разбирательства в грознойпарткомис-сии, выговоры по административной и партийной линии. Но, хотя взяточничество счи-талось уголовно наказуемым деянием, указанными мерами все ограничилось, постепенно все успокоилось. Профессор внес коррективы в механизм своей деятельности, перестал оставлять письменные следы личных указаний на госпитализацию соответствующих пациентов, изменил несколько их национальный состав, и все пошло по-прежнему. 


Страница 8 из 15:  Назад   1   2   3   4   5   6   7  [8]  9   10   11   12   13   14   15   Вперед